Казалось бы, за прошедшие годы представители бизнес-сообществ должны были привыкнуть к правительственным инициативам и взирать на очередные перемены с восточным спокойствием. Но нет. Каждая новая система будоражит умы, как в первый раз. Вот и сейчас, когда отдельные пилоты по маркировке товаров подходят к концу и наступает время готовиться к тому, что маркировка – это всерьез и надолго, предприниматели начинают обсуждать, не подложили ли им свинью. «Интеграция какой-либо системы стоит миллион рублей для крупного бизнеса. С его оборотами это не проблема, а вот маленькая компания может потратить всю свою месячную выручку. В результате малый бизнес однозначно останется в проигрыше. Средства можно было бы потратить на развитие, а вместо этого они пойдут на внедрение новых систем, которые еще не факт, что впоследствии снизят себестоимость», – рассуждает Тимур Гасиев, генеральный директор УК ГК «Белый Фрегат» (агрохолдинг с предприятиями по производству птицы, комбикормов и переработке мяса). 

Масштабные проекты обычно влекут за собой определенные потрясения для рынка и его участников. Так считает Наталья Костикова, эксперт по защите товаров от подделок компании «Авента-инфо»:

«Введение обязательной маркировки по различным   отраслям   в таком масштабе – это шоковая терапия для бизнеса. Ритейлерам, безусловно, надо быть готовыми решать не только операционные вопросы по логистике, учету, сканированию кодов, но еще и быть готовыми к сбоям в работе системы при ее внедрении и, как следствие, убыткам. Опыт внедрения ЕГАИС подсказывает, что даже в такой отрегулированной области, как алкогольная, случались масштабные сбои. Система подвисает, штрихкод с бутылки не считывается, товар не пробивается, потребители уходят без совершения покупки, а ритейлеры считают убытки».

Напомним, о каком «шоке» речь идет на этот раз. Товары можно маркировать, то есть наносить на продукцию контрольный идентификационный знак (КИЗ), электронную метку, которая покажет всю информацию о товаре: откуда он, каким образом попал на прилавок. На метке есть QR-код, поэтому зашифрованная информация становится доступна не только продавцам, но и покупателям, которые с помощью смартфона могут посмотреть, что перед ними и откуда «дровишки». Производители чипируют свою продукцию, оптовики принимают ее на склад, ритейлеры покупают товар у оптовиков – и при этом каждое звено в этом процессе постоянно отчитывается системе: товар принят, товар промаркирован, товар продан. Таким образом, государство видит все, а потребитель знает, что перед ним легальный товар, и QR-код тому подтверждение. 


Для начала систему опробовали на шубах, табаке и лекарствах, потом на ювелирных   изделиях и обуви. Контрафакт начал всплывать. Так, в декабре 2017 года Роспотребнадзор сообщил, что уже арестовано 10 тыс. шуб на сумму 500 млн рублей. После такого ареста в суде могут появиться не только экономические дела, но и уголовные. Материалы десяти дел были направлены в правоохранительные органы для решения вопроса о возбуждении уголовных дел, сообщается на сайте Роспотребнадзора. Понятно, что предпринимателям есть от чего занервничать.

После такого интересного опыта государство решает распространить практику и на другие товары. Пока обязательная маркировка коснется лишь десяти групп, среди которых табак, духи (идет дискуссия об исключении их из списка), предметы одежды и обуви, постельные принадлежности, шины и фотоаппараты. Эти товары нужно будет обязательно маркировать в 2019 году. Дальше есть основания предполагать, что маркировать будут если не все, то многое.

Есть ли повод для паники?

«Сложнее всего было, когда запускалась система ЕГАИС, так как она была абсолютно новой, – вспоминает Елена Рябова, руководитель отдела продвижения автоматизации торговли компании «Первый БИТ». – Никто не понимал, что нужно делать. Сейчас картинка выглядит гораздо яснее, инфраструктура настроена, общая методология есть. Естественно, в каждой отрасли есть своя специфика, и система не запускается как есть. Собираются проектные группы представителей отрасли, где обсуждают все нюансы».

Готовьте ваши денежки

Предполагается, что новые государственные системы позволят в итоге выиграть всем: государство соберет те налоги, которые раньше уплывали из рук вместе с «серой» продукцией, производители и продавцы получат возможность честной конкуренции, ведь теперь контрафакт не сможет так легко привлечь покупателей дешевизной и доступностью, ну а покупатели, понятно, смогут покупать гарантированно настоящие товары вместо подделок. «Прежде всего выиграет легальный бизнес, – уверена Юлия Русинова, директор по развитию бизнеса фискальных решений «АТОЛ». – Ведь он перейдет на принципиально другой уровень развития – уровень честной конкуренции. Технологии, внедренные благодаря нововведениям, способствуют повышению прозрачности в управлении бизнесом, обеспечат дополнительными инструментами для анализа деятельности предприятия. Кроме того, в рамках системы создается Национальный каталог товаров, который будет содержать информацию обо всех товарах, продаваемых в России. Он позволит бизнесу заметно сократить транзакционные издержки, которые сегодня уходят на многократное описание каждого товара в соответствии с требованиями различных организаций. А внедрение полной прослеживаемости товаров, оптимизация логистических схем, поставок и складских запасов может дать 12%-ную экономию на логистических расходах».

Предприниматели же считают деньги уже сейчас, а не ждут отложенных выгод. «При внедрении системы «Меркурий» все говорили, что теперь нужно будет тратить меньше денег на бланки, которые станут не нужны, соответственно, исчезнет необходимость их заполнять (а это тоже стоит денег). По факту же затраты становятся больше, так как на каждую товарную категорию приходится выписывать отдельное ветеринарное свидетельство. То есть если раньше ветсвидетельство стоило 50 руб. и можно было туда вписать ассортимент, то сейчас на каждую категорию нужно писать отдельное свидетельство (электронное). Да, это стоит дешевле, но количество свидетельств больше, так что бизнес снова теряет. Кроме того, для конечных потребителей введение системы маркировки не станет панацеей от контрафакта. Почему? На мой взгляд, предприятия, производящие некачественные продукты, найдут способ производить их и в обход систем, так же, как они делали это и раньше», – парирует Тимур Гасиев.

Может, удастся на чем-то сэкономить? «Сэкономить? Извините, сомневаюсь, – добавляет Алексей Чернышев, коммерческий директор компании AKFA. – Напротив, участники маркировки сейчас считают расходы для ее внедрения. При этом расходы на маркировку одной пары обуви декларируются в размере всего пятидесяти копеек. Давайте дождемся первых реальных результатов!».

Понятно, что внедрение любых новых процессов всегда означает расходы. Вопрос не в том, будут ли они, а в том, как много придется   потратить. Недавно газете «Ведомости» стало известно, во что обойдется создание системы маркировки. Прогноз такой: 205,7 млрд руб. за 15 лет. При этом, как пишут «Ведомости», «государственные вложения не предусмотрены: расходы инвестора оплатят производители. За свои услуги ЦРПТ собирается брать 50 коп. без учета НДС за каждую единицу маркированного товара (за исключением жизненно необходимых лекарств дешевле 20 руб. – их ЦРПТ промаркирует бесплатно)».

Будет ли это проблемой для крупных компаний и сектора среднего и малого бизнеса? Мнения разделились. «В системе маркировки вообще больше плюсов для крупного бизнеса, чем для мелких производителей и импортеров, – полагает Алексей Чернышев. – Не зря наши клиенты – а это средние и мелкие обувные компании-импортеры – так беспокоятся по поводу введения в 2019 году обязательной маркировки обуви. Они понимают, что у крупных сетей больше возможностей (финансы, штат сотрудников, сильное лобби и др.) для использования проекта маркировки в своих интересах». 


Если для крупного и среднего бизнеса проект по маркировке – это существенные инвестиции, то для отдельных компаний мелкого бизнеса затраты могут оказаться не- посильными. Об этом говорит Наталья Костикова: «Малый бизнес ощутит серьезную нагрузку от введения новых систем контроля, учета, прослеживания движения товаров. Эксперты прогнозируют, что не все розничные продавцы и производители смогут благополучно пережить новый виток инвестиций, например, в оборудование и обслуживание системы обязательной маркировки. Отдельным предпринимателям придется свернуть бизнес. Таким образом, проект маркировки серьезно ударит по малому бизнесу. Доля мелкого бизнеса в РФ снижается из года в год, проект маркировки еще более ускорит это падение».

«Все просто помешались на малом бизнесе! Сегодня существует большое число ИТ-компаний, вся деятельность которых направлена на автоматизацию и облегчение работы именно малого бизнеса. На выбор есть огромное число готовых решений, стоимость которых далеко не миллионы и даже не сотни тысяч рублей. Эти коробочные решения специально предназначены для малого бизнеса, которому останется только выбрать. Вот крупному бизнесу с его тяжелыми системами автоматизации будет труднее».

Metsnab237.png

Сергей Баженов
Генеральный директор «Клеверенс»

Системные интеграторы предлагают посмотреть на процесс более взвешенно и вспомнить, что система будет внедряться не на голом месте: «В 2017–2018 годах практически весь ритейл перешел на онлайн-кассы, – замечает Елена Рябова. – Для этого некоторым пришлось установить современные программы и оборудование. С введением единой системы по маркировке менять их будет не нужно. Достаточно просто обновить, и функционал маркировки появится автоматически. Сейчас все основные разработчики программ, в том числе и мы, готовят свои системы к переходу на маркировку. Кроме того, производители онлайн-касс выпустят прошивки, которые можно будет загрузить в некоторые кассовые аппараты даже удаленно. Естественно, изменятся некоторые процессы, и нужно будет потратить время на перестройку, но трудозатраты будут незначительными».

Мы попросили компанию ЦРПТ, создавшую единую национальную систему цифровой маркировки и прослеживания товаров «Честный знак» и являющуюся ее единственным оператором, прямо ответить на вопрос: ощутимо ли ложатся на плечи малого бизнеса все новые требования законов по учету и контролю товаров в государственных информационных системах? Останется ли в результате малый бизнес в  проигрыше? «Система «Честный знак» изначально учитывала действующие в России инициативы и законы и разрабатывалась совместно с бизнесом именно таким образом, чтобы не потребовались заметные дополнительные инвестиции, а операционные процессы участников были минимально затронуты, – рассказывает Реваз Юсупов, заместитель генерального директора ЦРПТ. – Благодаря этому она не должна оказать негативного влияния на важнейший элемент рыночной экономики, без которого не может гармонично развиваться государство, – малый бизнес. Добросовестные производители, совместно с которыми ЦРПТ прорабатывает механизм внедрения маркировки в каждой товарной категории, при минимальных затратах получат значительный прорыв в цифровизации и снижение издержек. Совместные решения ЦРПТ с производителями кассового оборудования, разработчиками систем электронного   документооборота и ПО включают в себя доработанные онлайн-кассы и программы ЭДО, интегрированные с системой маркировки. Данные продукты созданы для всех участников рынка – от крупного до микробизнеса – и позволят присоединиться к экс- перименту по маркировке в сжатые сроки. Дополнительная перенастройка ПО и оборудования предпринимателям не потребуется».

Среди   производителей кассового оборудования, с которыми объединился ЦРПТ, находится компания «АТОЛ», которая сообщает, что заблаговременно      позаботилась и о малом бизнесе в том числе.

«Для того чтобы бизнесу, включая ритейл, не приходилось работать в разных системах, инвестировать в разное оборудование и ПО, создается унифицированная система для всех групп маркированных товаров, – говорит Юлия Русинова. – И мы считаем это правильным шагом с точки зрения развития технологий и цифровой экономики в целом. Если говорить непосредственно о малых предприятиях, то убеждены: для них внедрение маркировки пройдет без негативных последствий. «АТОЛ», например, всегда разрабатывает свои продукты с учетом специфики конкретной целевой аудитории. Предлагаемые решения для малого бизнеса – не исключение. Они максимально заточены под его потребности, подразумевают только необходимый, неизбыточный функционал за доступную цену. Именно с помощью одного из таких решений была продана пачка с кодом Data Matrix из несетевого магазина в рамках эксперимента по маркировке табака».

«Внедрение системы не потребует от ритейла дополнительного переоборудования: современные кассовые аппараты, необходимые для функционирования системы маркировки, имеют возможность считывания цифровых кодов, и их замена не потребуется, – добавляет к сказанному коллегой Реваз Юсупов. – Магазинам просто нужно в плановом режиме менять фискальные накопители в онлайн-кассах». Алексей Чернышев полагает, что новая система не слишком-то затронет розницу: «Ритейлу вообще бояться нечего, это не их проблема – ведь розничные продавцы будут получать уже промаркированный товар. Производители и особенно импортеры – вот у кого будет головная боль!».  


В проигрыше останется только тот бизнес, который работал всерую. А вот белый бизнес может найти для себя некоторые выгоды. «Стоимость решений значительно снизилась благодаря тому, что спрос на автоматизацию на рынке вырос, – отмечает Елена Рябова. – Если раньше автоматизацию «под ключ» можно было сделать за 100 тыс. руб. минимум, то сейчас можно это сделать за 30 тыс. руб. Естественно, это будет базовое решение. Раньше многие предприниматели хотели автоматизацию, но не могли ее себе позволить. Теперь она доступна каждому». Еще один плюс в копилку добавляет Алексей Чернышев: «Ритейл получит свои дивиденды в виде конкурентного преимущества».

«Да, инициатива с маркировкой товара может повлечь за собой дополнительную нагрузку на розничные сети – на их бизнес-процессы и на разовые затраты по выполнению законодательных требований, – подтверждает Алексей Жаворонков, директор по работе с корпоративными клиентами компании «КРОК». – Тем не менее внедрение закона заденет только те торговые компании, которые в целях повышения маржи занимались продажей фальсификата и товаров, ввезенных по серым схемам. Они будут вытеснены с рынка честными ритейлерами, крупными федеральными сетями и официальными реселерами. Что, несомненно, приведет к оздоровлению сектора и положительно повлияет на покупательский опыт».

Главные проблемы розницы сейчас – низкий спрос и неравные условия ведения бизнеса. 

«Ритейлерам не стоит бояться внедрения единой системы маркировки и прослеживаемости товаров. Недобросовестные продавцы, которые не платят налоги и продают откровенно «левый» товар, уйдут с рынка и освободят место для тех, кто зарабатывает честно». 

Metsnab237.png

Сергей Баженов
Генеральный директор «Клеверенс»

Проблемы индейцев шерифа не волнуют

Стоит ли ждать того, что у многих бизнес испарится? Это вполне возможный вариант. Но какого рода этот бизнес? 

«Уже сейчас можно спрогнозировать, что процент нерегулируемой розницы будет снижаться. Я имею в виду рынки, ларьки и палатки, в которых не выдают чеков и не соблюдают правил торговли. Также будет снижаться доля подделок, которые продаются по цене оригинала. То есть вы по-прежнему сможете продавать и покупать часы «реплика за 1000 рублей» или обувь Abibas, если сами сознательно этого хотите, но покупателю будет труднее подсунуть реплику по цене настоящего бренда. Вообще каждый по-своему решает, как ему выжить в конкурентной борьбе. Возможно, некоторые игроки отрываются от конкурентов только за счет того, что на некоторый товар у них аномально высокая маржа, потому что он поддельный или контрафактный. Без маркировки невозможно этого знать и очень сложно поймать за руку. С маркировкой рынок начнет избавляться от таких вещей». 

Metsnab237.png

Сергей Баженов
Генеральный директор «Клеверенс»

Если прямо спросить у среднестатистического потребителя, да и у себя самого, будем честны, что нам больше нравится: успехи среднего и малого бизнеса или гарантировано не подделанный антибиотик, то ответ очевиден. Людям неинтересно, останутся ли на плаву компании, им интересно купить настоящую шубу. Однако что действительно может возмутить конечного потребителя, так это повышение цен в связи с нововведениями. Производители и ритейлеры постараются переложить затраты, связанные с обязательной маркировкой, на плечи покупателя. Соответственно, это приведет к росту потребительских цен, который будет еще и неравномерным по товарным группам. Подробностями делится Наталья Костикова:

«Например, прогнозируется, что цены на фармацевтическом рынке увеличатся на 3–4% по причине ввода обязательной маркировки, тогда как на рынке молочных продуктов рост цен может достигнуть 20%, что существенно для кошелька потребителя. В отдельных отраслях обязательная маркировка может спровоцировать более серьезный скачок цен. Не стоит забывать, что внедрение обязательной маркировки приходится на один период времени с повышением НДС до 20%. Таким образом, уровень цен увеличит и маркировка, и рост НДС, что приведет к падению покупательной способности населения и может явиться причиной новой волны экономического кризиса в стране». 


«Если сети внедряют системы, а они не могут этого не делать, то они потратятся. Доступного финансирования в стране нет. Факт и вывод – будут расти цены», – соглашается Тимур Гасиев. – Все эти системы имеют целью обогащение определенных привилегированных компаний, под которые и выпускаются эти законы. Если государство ставит перед собой цель помочь бизнесу и улучшить качество товаров, то должны снижаться издержки, а они повышаются. Все эти системы – «Платон», «Меркурий», ЕГАИС – только увеличивают издержки. Вопрос: кому в этой ситуации оказывается помощь? Посмотрите: конечный потребитель платит больше, производитель платит больше, ритейлер платит больше».

«В рознице каждый день происходит много других вещей, которые требуют капитальных вложений: ремонт, обновление магазина, смена коллекции, замена поставщика. Если, допустим, в магазине прошел капитальный ремонт, навели красоту – это что, значит, цены вырастут? Нет, не вырастут. Цену товара определяет платежеспособный спрос, предложение на рынке (цены конкурентов) и эффективность работы самой розничной точки. Нельзя поставить цену такую, которую покупатель не готов заплатить. Поэтому мой ответ – нет, ожидать роста цен на товары из-за внедрения системы маркировки не стоит».

Metsnab237.png

Сергей Баженов
Генеральный директор «Клеверенс»

Компания ЦРПТ со своей стороны уверена, что можно ожидать не роста цен, а совсем наоборот – падения. «По оценкам компании The Boston Consulting Group, при самом консервативном сценарии после внедрения системы цены на това- ры могут снизиться на 10% за счет сокращения доли контрафакта на рынке и других позитивных эффектов», – кратко поясняет Реваз Юсупов. Представители «АТОЛ» дополняют: «Это вопрос в первую очередь к производителям и продавцам товаров. Но расчеты показывают, что роста цен произойти не должно. Ведь финансовые выгоды, которые получает бизнес от автоматизации, несравнимы с расходами на проект. Как следует из расчетов The Boston Consulting Group, после введения маркировки участники одного только табачного рынка смогут дополнительно получить 57–93 млрд руб. Исходя из этой логики, цены на товары легальных производителей могут даже снизиться».

«Хотелось бы в это верить, но пока все, что ввели, усложнило жизнь ритейла и привело к росту цен, – не сдается Тимур Гасиев. – Рассматривать ритейл в отрыве от конечного потребителя нелогично, в конечном счете платит потребитель. Потребитель начинает экономить – снижается средний чек и ассортимент в магазине становится скромнее. Магазин со временем превращается в помойку, которая торгует подножным кормом. Ритейл – это индикатор состояния населения, на мой взгляд, они не придумывают проблемы, они блестяще подстраиваются под ситуацию. Искренне убежден, что издержки снизить за счет внедрения этих систем не удастся».

«В России уже внедрены маркировка меховых изделий и ЕГАИС (маркировка алкоголя). Ни шубы, ни алкоголь из-за этого не подорожали, поэтому роста цен ожидать не следует, – замечает Елена Рябова. – Крупные «белые» производители рассчитывают даже снизить цены на свои товары, так как им не придется конкурировать с недобросовестными компаниями, которые не платят налоги. Еще один плюс состоит в том, что ритейлер сможет избавиться от неликвидной продукции и пересортицы. Если мы говорим о скоропортящихся товарах, то это прямое сокращение издержек. Делая более точный заказ, можно повысить оборачиваемость товаров, а значит, деньги не будут заморожены в том товаре, который не покупается. Это может повысить выручку на 15–20%».

Единое пространство

Скоро мы увидим, поднимутся ли цены на указанные проценты или нет и останется ли контрафакт на том же месте, где и лежал. Вопрос более технологичный – будет ли создана в ближайшие годы единая цифровая платформа. «Сейчас прорабатывается такая возможность, – говорит Елена Рябова. – В противном случае магазинам продуктов, например, придется работать в ЕГАИС, ФГИС «Меркурий» и в системе по обязательной маркировке товаров. У государства нет цели усложнить работу, поэтому сейчас проводится большое количество заседаний и обсуждений, как упростить взаимодействие магазинов и ФГИСов. В итоге бизнес должен работать, не задумываясь о том, что данные уходят в какие - либо системы, и не тратить на них время программистов».

Проблема в том, что разные системы разрабатывались разными министерствами. «У ЕГАИС, онлайн-касс, «Меркурия» разные маркировки и разные ответственные ведомства – это Росалкогольрегулирование, Федеральная налоговая служба, Россельхознадзор, Минпромторг соответственно. Ритейлеры так или иначе применяют все системы, поэтому им было бы удобно взаимодействовать в рамках эксплуатации этих систем по принципу одного окна, – рассуждает Дмитрий Новиков, технический директор группы компаний Softline в странах Восточной Европы и Центральной Азии. – Рано или поздно «единое окно» появится, его сделают крупные компании типа «Контура», Сбербанка, «Первого БИТа». Они будут помогать с интеграцией, у них будет выбор коннекторов, стартовый комплект из оборудования и ПО. Также не исключаю, что инициатором появления «единого окна» будет само государство в лице некоей структуры, которая возьмет задачи на себя». Возможно, такую структуру мы уже знаем. Государством была поставлена задача создать единый подход к маркировке и прослеживаемости товаров. В конце 2017 года Президент России Владимир Путин одобрил ноябрьское решение правительства о создании до 2024 года Единой национальной системы цифровой маркировки и прослеживаемости товаров на базе единого оператора – ЦРПТ. Говорил об объединении всех систем и министр промышленности и торговли в инnервью ТАСС. Данный подход подразумевает, что существовавшие до появления ЦРПТ системы должны быть интегрированы в систему «Честный знак», чтобы не создавать дополнительной нагрузки на бизнес. «Переход к единой системе окажет положительное влияние и на потребителей, – считает Реваз Юсупов. – На упаковки товаров будут наноситься цифровые коды Data Matrix, отсканировав которые камерой смартфона, потребители смогут убедиться в подлинности продукции, принять участие в программах общественного контроля и даже получать кэшбэк за обнаруженную нелегальную продукцию».

«На мой взгляд, экспериментальная система маркировки, развернутая на данный момент Центром развития перспективных технологий, является полигоном для отладки бизнес-процессов для прослеживания различных категорий товаров, – говорит Андриан Бездольный, директор по продукту компании «Первый ОФД». – В итоге платформа и используемые ею подходы может стать единой для всех в рамках страны, а также в рамках трансграничных экономических союзов (таких как ЕврАзЭС). Для конечных пользователей, безусловно, это будет благом: не нужно регистрироваться в различных информационных системах для передачи данных по каждой категории товаров. Кроме того, отпадет необходимость организовывать выделенные процессы обмена информационными документами (например, накладными) для каждой категории, то есть снизятся расходы на то, чтобы бизнес соответствовал требованиям государства в части маркировки».

Может ли такая система появиться безболезненно?

 «Надо понимать, что маркировка не сводится к тому, что-бы отправлять в государственную систему какие-то файлы. Даже если у всех систем маркировки будет одно окно входа, медицинские препараты не станут похожи на обувь, а обувь – на духи и т.д. Правила учета разные, и бизнес-процессы неизбежно будут разные. Поэтому все это может быть унифицировано, но не сразу».

Metsnab237.png

Сергей Баженов
Генеральный директор «Клеверенс»

«Команда проекта и консорциум предприятий, создавших ЦРПТ, обладают исключительными технологическими компетенциями, экспертными и финансовыми возможностями в реализации крупных трансформационных проектов, в том числе в сфере цифровых технологий. Интеграция систем – вполне реальная задача», – уверен Реваз Юсупов. Помешать быстрому появлению единой системы может то, что сей- час логика работы уже имеющихся систем различна: одни носят запретительный характер, другие – нет. Есть   и   различия   в технологиях. 

«Опыт     проведения   маркировки предыдущих групп товаров: шуб, обуви, лекарств – показывает, что для маркировки различных групп товаров используются различные системы, – поясняет Алексей Чернышев. – Например, при импорте нашим клиентам меховых изделий мы использовали радиочастотную RFID-метку, сейчас мы участвуем в пилотном проекте по маркировке обуви и используем для наших клиентов уже другой штрихкод – Data Matrix. Некая единая система, которая объединит различные технологии? На сегодня единое решение для всех товарных групп не работает. В перспективе? Давайте подождем».

По мнению Андриана Бездольного, появление любой объединяющей и стандартизирующей системы – процесс длительный и непростой. Что касается маркировки, то основные вопросы унификации будут лежать в нескольких областях. Во-первых, в административно-правовой: прослеживание оборота различных категорий товаров является функцией разных министерств и ведомств РФ. Зачастую по одному продукту различные ведомства курируют разные стороны вопроса, как, например, с алкоголем. В этой категории товаров Минсельхоз отвечает за регулирование в сфере производства этилового спирта, а ФНС (в подчинении Минфина) занимается выдачей федеральных специальных марок на алкогольную продукцию, ведет госреестр выданных лицензий и Единой государственной системы (ЕГАИС). Таким образом, будущая унифицированная платформа маркировки должна предоставлять возможность настройки и мониторинга ключевых бизнес-процессов со стороны соответствующих курирующих органов согласно их полномочиям. Во-вторых, технологический подход к маркировке продукции для каждой категории может быть разный: где-то используются акцизные марки, где-то подойдут RFID-метки, на какую-то продукцию удобно наносить код Data Matrix. Соответственно, объединенная информационная система должна обладать набором интерфейсов, позволяющих принимать информацию с оборудования, наносящего и считывающего различные виды маркировки. 


«Однако вышеперечисленное является вполне решаемой задачей как организационно, так и технологически, – оценивает перспективы Андриан Бездольный. – Более того, достаточно много подобных вопросов уже решены или решаются прямо сейчас благодаря экспериментам по маркировке различных товарных категорий, которые проводятся на данный момент в стране. Таким образом, появление единой информационной системы прослеживаемости товаров вовсе не является утопией, но представляет из себя практическую задачу, над решением которой сейчас работают как государство, так и представители бизнеса в лице ведущих ритейлеров, производителей оборудования и информационных систем».